?

Log in

No account? Create an account
шевелявка-2

Каркассон, Монсегюр и катары

Приехав в Каркассон и сев изучать путеводили, я поняла, что реально мало знаю про детали альбигойского похода (короче, в 13 веке в Провансе, он же Лангедок-Руссильон, он же территория Арагонского королевства, распространилась катарская, она же альбигойская ересь, и против нее двинули крестовый поход).
Моей золотой мечтой было, конечно, забраться на Монсегюр (это такой легендарный катарский неприступный замок с легендарной славой). Посмотрев на фотографию скалы с птичье-вертолетного полета, я попыталась различить на ней тропинку вверх.  Не различила. Отвесная скала, граждане. Потом я пошла покупать путеводитель.
Прихожу в лавочку, беру мишленовскую книжку по Лангедоку-Руссильону, ищу Монсегюр. И внутри, и по оглавлению. Монсегюра нет. Показываю хозяину, говорю - что за притча, нет Монсегюра. Он листает путеводитель, качает головой, говорит - действительно, нет. Берем книжку по соседней области - там есть Монсегюр. А в Лангедоке, значит, нет. Остальные "сыновья Каркассона" есть - Падерн, Агилар, Керибус, Пейрепертюз, - а его нет. Ну, я тогда говорю: вы знаете, мы все-таки под Перпиньяном локализованы, я про Лангедок книжку возьму. Приезжаю домой. Открываю книжку - и буквально сразу внутри нахожу Монсегюр. И в оглавлении нахожу. Тьфу ты, действительно какой-то алхимический замок.
Короче, до всех этих катарских замков мы не доехали, доедем в следующий раз, но залезация на Монсегюр и слезация с Монсегюра занимает полтора часа и протекает по тропинке над обрывом. Я боюсь высоты и, увы, видимо, на эту катарскую горку не полезу.
В путеводителях я также прочитала массу любопытных вещей. Вообще, надо вам сказать, что все гифт-шопы завалены книжками, прославляющими катаров и их продвинутое и просвещенное учение, романами под названием "Я - катар" и прочей обличительной антикатолической литературой. Мол, погубили такое нереально просветленное движение. При том очевидном соображении, что погибших и сожженных действительно жалко, никак не могу признаться в симпатии к катаризму. Это манихейская ересь, все земное там объявляется злом, сексуальная жизнь - зло, рождение детей - зло, вообще нафиг все тут зло. В книжке "Страна катаров" (куплена ради описаний и фотографий замков) написано, что катары, оказывается, были очень продвинутыми в отношении к женщинам. Настоящими феминистами, мол, были катары. Потому как отрицали сексуальную жизнь, а с ней и различие между мужчиной и женщиной, а с ним и неравенство. Во как. Что ж это за феминизм в нынешней Франции такой, интересно...
Вообще, когда я студентам рассказывала про катаров и крестовый поход, они очень изумились: хорошо, они отрицают рождение детей. А дальше что? Кто ж в секту приходить будет?:) Разумная, кстати, мысль. Еще студенты вот что мне сказали: а зачем на них было идти крестовым походом? Если строго католически настроенных граждан так раздражали эти чудики, нужно было выгородить им особое место и они бы там, отрицая сексуальную жизнь, сами бы тихо и вмэрли, как те виноградные улитки. Кстати, мне кажется, что это тоже разумная мысль:)
Интрига с Монсегюром продолжилась, кстати, далее. В одной книжке написано, что замок осаждало шесть тысяч крестоносцев, а защитников было четыреста душ. Ага, шесть тысяч. Да ладно вам, кто больше? Сказали бы уж сразу шестьдесят тысяч! Да не было в средние века таких армий, вы что. Да еще выделенных спецом на осаду какой-то горки. В другой книжке осаждающих уже заявлено десять тысяч, а героических осажденных всего сотня. Алхимия какая-то, не иначе:)
Но меня очень интересует финал осады. Окончательный счет известен - 207 сожженных. Но я прочитала, что замок сдался, поскольку осажденных донял голод, капитан гарнизона выговорил хорошие условия сдачи (типа всех пощадят), но сами катары на это не согласились и пошли на костер. Поскольку читала я это в той же книжке, где и про десять тысяч:), я хотела бы узнать, так ли это. То ли это гон, то ли у катаров там было реально какое-то Белое братство, и без квитка "замучен за веру" их в катарский рай не пускали.
Вот такие вот дела.

Comments

Вообще, когда я студентам рассказывала про катаров и крестовый поход, они очень изумились: хорошо, они отрицают рождение детей. А дальше что? Кто ж в секту приходить будет?:) Разумная, кстати, мысль.
Хитрые катары требовали плотской чистоты только от своего клира - тех, про проходил катарское посвящение, consolamentum. Катарские же миряне, сredentes, напротив, имели в повседневной жизни даже меньше аскетических ограничений, чем их современники-католики: предполагалось, что мирянин может принять посвящение перед самой смертью и через это спастись.

Еще студенты вот что мне сказали: а зачем на них было идти крестовым походом? Если строго католически настроенных граждан так раздражали эти чудики, нужно было выгородить им особое место и они бы там, отрицая сексуальную жизнь, сами бы тихо и вмэрли, как те виноградные улитки.
Крестовым походом, строго говоря, франки ломанулись не на катаров, а на тулузских графов. Потому что те были, во-первых, чересчур богаты, а во-вторых, чересчур любили независимость. Они и катаров-то на своих землях привечали, потому что карманная национальная церковь, пусть даже еретическая, гораздо удобнее, чем далекий Рим со своими стремлениями и амбициями, Тулузе не всегда выгодными.
Ну и, конечно, чудиков было кому кормить, почитать и защищать. Быть катарским клириком мог не каждый, но катарские миряне представляли собой значительную силу, среди них были знатные рыцари, городские старейшины, представители крупнейших гильдий и т. п..

То ли это гон, то ли у катаров там было реально какое-то Белое братство, и без квитка "замучен за веру" их в катарский рай не пускали.
Собственно, катары одобряли самоубийство (освобождение от оков материального мира) и, по некоторым сведениям, считали, что не испытывают предсмертных мучений благодаря силе своей веры. Ритуальное самоубийство было распространено и в мирное время: катар с полного одобрения окружающих мог заморить себя голодом; или, если мирянин, бывший при смерти и получивший посвящение, неожиданно выздоравливал, ему устраивали "эндуру" - насильственную смерть от голода и жажди, с тем, чтобы этот мирянин не смог, выздоровев, снова оскверниться и тогда уже точно попасть в ад.
Не все катары были, конечно, достаточно решительны, чтобы "заэндуриться" насмерть или воспользоваться "добровольной помощью" католиков. Но логично предположить, что в Монсегюре собрались самые отмороженные на голову представители еретического клира, так что ничего невероятного в этой истории я не вижу.
Экие они были затейные, однако, ребятишки:)))
Во всей этой альбигойской истории мне больше всего жалко Педро Арагонского, по прозвищу Католический, героя Лас-Навас-де-Толоса, победителя альмохадов, который за этих граждан катаров, как их честный сюзерен, под Мюре сложился. Там очень запутанная политическая история у этого похода, но мне сдается, что этого честного католического парня подставили все - и катары, и франки, и Тулузские графы-уроды-предатели.
Там, на самом деле, много кого есть пожалеть. И католиков Лангедока, которым пришлось выбирать, c кем воевать - с родичами-соседями-друзьями или с единоверцами (становясь, соответственно, либо предателями, либо вероотступниками). И св. Доминика с его собратьями, которым франкская интервенция обломала все миссионерские усилия. И даже Раймонда VI Тулузского (хотя урод-двурушник был еще тот) - его крепко подставил собственный вассал, убив папского легата за "оскорбление графского величества", что послужило для франков casus belli.

При этом мои симпатии в этой истории на стороне крестоносцев - в большей степени. Собственно, посмотрев на земли Лангедока прошлой осенью, я пришел к выводу, что катарам такую прекрасную землю никак оставлять было нельзя - они не сумели бы даже по достоинству оценить ее красоту. ;-)
Оч-ч интересно. Какая-то чертова тоталитарная секта, однако, получается.

"В одной книжке написано, что замок осаждало шесть тысяч крестоносцев, а защитников было четыреста душ. Ага, шесть тысяч" - на меня в свое время произвели слегка шоковое впечатление реальные размеры средневековых армий. Какие-то, право слово, нановойска.

"а зачем на них было идти крестовым походом?... Кстати, мне кажется, что это тоже разумная мысль:)" - а слава? А земельные наделы? А пограбить-с?
Вообще, да, Прованс был богатой землей:)
а нановойска - это да:), спасибо за выражение:)
Настоящими феминистами, мол, были катары. Потому как отрицали сексуальную жизнь, а с ней и различие между мужчиной и женщиной, а с ним и неравенство. Во как. Что ж это за феминизм в нынешней Франции такой, интересно...
Кстати, по этому и многим другим вопросам у катаров согласия не было. Было несколько "конфессий", которые ляались меж собой не хуже, чем Рим с Констатинополем в свое время. (Потом уже, перед угрозой франков, катары как-то быстро о разногласиях позабыли).
Но, собственно, одна из катарских сект считала, что женщина - это по умолчанию существо нечистое и скверное, потому как природой (читай - злым творцом-демиургом, создавшим материю) предназначенное к деторождению, сиречь к пленению душ паскудной материей. И лучшее, на что может надеятся женщина - это оказаться в будущей реинкарнации мужчиной, чтобы принять катарское посвящение.
Так у них еще и метемпсихоз был?:) Во как:) Впрочем, ничего удивительного, подобного рода учения имеют единую матрицу.
А что женщина - пфуй, так это логично и из манихейской идейной схемы как раз вытекает. В буддизме вот женщина тоже пфуй, и по той же самой причине:) я поэтому как раз удивилась, когда про катарский "феминизм" прочитала:)
Катары, кстати, не были как-то отделены от остальных средневековых манихеев. С болгарскими богумилами они и вовсе образовывали единую религиозную корпорацию. Даже какой-то свой катарский собор организовали, за несколько лет до альбигойских войн.

Что катарам приписывают все духовные и гуманистические достоинства - ничего удивительного, хотя и много печального. Катары - это такой бренд с окситанским копирайтом, весь Лангедок делает на нем свой немаленький гешефт - естественно, что продаваемому продукту надо хорошую рекламу сделать. Связать с имеющимися у целевой аудитории ценностями - в первую очередь.