?

Log in

No account? Create an account
шевелявка-2

Пиарю Сергая Калугина


http://kalugin.livejournal.com/69635.html

Народ в последнее время взял моду биться за жизнь в Советском союзе, причем как-то с помидорными брызгами во всю стену:) Можно подумать, про жизнь в сэсэре можно сказать что-то, что отличается от обычного обывательского диагноза: было хорошее, было плохое, для кого-то плюсов было больше, и он ностальгирует, для кого-то в общей оценке перевешивают минусы - и он сердится на утраченное время. То же самое происходит, например, с несостоявшимися уезжанцами в Америку вроде меня. Кому-то там что-то нравится, что-то нет, опупенного бытия нет нигде, но в целом нравится, а вот нам, Коалам, - минусы перевесили. Не понравилось и мы не остались.
Но вот поди ж ты, у Сергея получилось сказать что-то не колбасно-тривиальное. Да, действительно, это оптика детского калейдоскопа,  линза "В гостях у сказки", "Утренней почты", "Гостьи из будущего". И очень точно, на мой взгляд, подмечена детская беспомощность советского поколения перед лицом капитализма. Патернализм плюс не заслоненный ангстом горизонт третьей планеты - вот формула советского счастья и ключ к постсоветской ностальгии. Про пелевинский "Ужас советской смерти" тоже сказано, на мой взгляд, очень метко. Я до сих пор считаю "Вести из Непала" одним из самых страшных текстов мировой литературы.
Впрочем, с моей точки зрения, художественный дистиллят великой советской идеи существует. Елизаров, как всегда, велик и страшен, и даже в Букеровский список попал. Да, "Библиотекарь" - это очень сильно:)

Comments

Очень хорошо, но не ново :) Позволю себе длинннный коммент-цитату из моего наилюбимого Д. Савицкого, из "Ниоткуда с любовью" (речь о 70-х гг, написано в конце 70-х):
“Их власть в самом новейшем смысле патриархальна. Герантократия. Дети не имеют права голоса. Лева голоса. Дети не имеют права обсуждать взрослые проблемы. А взрослые проблемы — это все: от войны до секса, который тоже война. Поэтому в стране царит кошмарнейший пуританизм и процветает морозоустойчивый разврат. Населению разрешается отсутствовать. Население насильно обязано пребывать в сопливой детскости. Если ребеночек лет пятидесяти девяти, изобретатель какой-нибудь там водородной игрушки, вдруг решится вылезти на совет старейшин, его для начала поставят в провинциальный угол, чтоб одумался... Нет? Так выпорют. Отправят в колонию малолетних преступников. Только у стариканов есть право думать, чем кормить неразумных детей, только они могут решать, пора ли Петру Ивановичу взобраться на Марью Васильевну... И они категорически не выносят этих дошкольных воплей из-под стола, призывающих решать дела совместно, перейти на диалог, не ссориться с заграничными родственниками. Тоталитаризм — это власть монолога. Одностороннее движение. А Запад для герантов — все те же дети, только дети испорченные. Причем кем? Другими испорченными взрослыми. Бунт малолеток им потому и не страшен, что они создали разветвленнейший механизм контроля, насадили громадную армию воспитателей-надсмотрщиков... Если вы заглянете в свое прошлое, то там горит тусклым неоном одно лишь слово: НЕЛЬЗЯ. Мы растем под этим единственным созвездием. Мы мыслим только в его лучах, и даже лучшие из нас, смелейшие и умнейшие, отчаянно дерзнувшие сказать МОЖНО, раздавлены ужасом от того, что тень, падающая от МОЖНО, все же читается как НЕЛЬЗЯ. Простите, Тима, за трюкачество.."
+
“Понимаете, Тимофей Петрович, — мы вечно были на „вы",— вся штука в том, что советский эксперимент удался... Большинство жвачного населения формулирует ситуацию весьма неглупо: „Лишь бы не было хуже". Любая попытка улучшить жизнь кончается естественным ухудшением. Формула успеха основана на том, что отцы-правители гарантируют члену нового общества жизненный минимум, за который не нужно бороться, как сказал бы прол — „упираться". Но вовсе не задарма. В контракте этом есть роковой пустячок. Нужно отказаться от воли. Кстати, на каком еще языке слова „воля" и „свобода" — синонимы? Право на волю, то есть на действие, имеют лишь избранные. Но и их волевые импульсы контролируются. Даже наверху, на трехместном троне, они внимательно следят за действиями друг дружки. И где бы ты ни был, любая твоя свободная волевая акция вызывает у дрессированных окружающих настороженность.
Общество устроено так, чтобы незамедлительно гасить любое волепроявление. Отученные самовыражаться передовые граждане впадают в панику, свирепеют от страха при мельчайших проявлениях чужого своеволия. На то должно быть разрешение! Вот формула жизни нашей. Вступив на путь единственной в этой стране — партийной — карьеры, получаешь право на действие. Тебе, однако, постоянно внушают, что это привилегия государства и что если ты сделаешь ложный шаг, то секир башка... Чем выше ты взбираешься вверх по лестнице, тем в большем радиусе тебе разрешают действовать. Чем дольше ты умудрился удержаться наверху, тем больше у тебя шансов сохранить приоритет действия на всю жизнь. Причина проста — за тобою признают развившуюся способность действовать, и тебя безопаснее оставить шуровать в рыбной промышленности, чем вообще вывести из игры, потому что тогда ты можешь устроить трамтарарам где-нибудь в малоофициальной области жизни... На этом построено все. Поэтому Сталин убирал оппозицию - для остаточно-волевых создавался ГУЛАГ.
Ничего нового в наше поддельно-либеральное время не произошло. Дали шанс молодым идиотам показать себя. Вроде соревнования: кто прыгнет дальше. Дальше всех прыгнул Солженицын. А по яйцам не хоца? А кто еще? И так отобрали целую команду, хором запрыгнувшую за разрешенную черту. Теперь, после выведения пятен на солнце, можно спокойно жить лет пятнадцать, пока подрастет следующее поколение попрыгунчиков. Потом и они получат урок”.

Собственно, он все сказал за меня... куда более умно и талантливо, чем это сделала бы я :)
Отсюда: http://www.dsavicky.narod.ru/
Спасибо за цитату, она действительно хорошо сформулирована.
Но у мне у Калугина понравилось еще и то, чего по вашей ссылке нет:): детство как источник ярких незамутненных воспоминаний, как объяснение вот этой вот странной (для меня, во всяком случае) ностальгии по Союзу. Люди, так ведь из тюрьмы ж выпустили! так нет, там же провели мы лучшие годы:))))
Ага, я увидела только то, что хотела увидеть :) Спасибо :))